Запахи всякие чувствую, а престиж — никак
Главная » Полезные советы » Запахи всякие чувствую, а престиж — никак

Запахи всякие чувствую, а престиж — никак

   

Совсем перестал ощущать престиж страны.

Не чувствую никакой гордости ни от нашего возросшего влияния в мире, ни от военной мощи, ни от спортивных побед…

Приятель мой давний визжит от восторга, когда кто-то из наших золото берет, или его любимый «Зенит» голы забивает… А я – ну никак. И злюсь, понятно, из-за этого, каким-то неполноценным себе кажусь. Говорю ему как-то с раздражением: «Тебе-то чего от этих побед? – ты о себе думай. Лучше бы свой живот подтянул, да скинул килограмм 20…»

Попробовал тоже заводиться, как он, внимал, словно тугоухий, нашим голосистым телекомментаторам – нет, не берет.

Запахи всякие чувствую, а престиж – нет. Никак мое личное с общественным не сливается. Вот если бы я сам какую-нибудь крутую ракету сделал или победный гол забил – тогда другое дело. А раз меня там нет…

Думал, уже всё, до конца жизни этого патриотического кайфа не почувствую, так и умру безродным эгоцентриком, как меня приятель обозвал.

Хотел к врачам обратиться – а вдруг это один из симптомов коронавируса, от него, говорят, всякого можно ждать? Но чего-то струхнул: еще настучат на меня в органы, начнут копаться, пришьют экстремизм, ну их нафиг, думаю, лучше сам полечусь.

Начал усиленно витамины пить, кое-какие лекарства для памяти, может, хотя бы из истории что-то престижное меня взволнует, гордость почувствую…

И, кажется, не ошибся. Вдруг ночью вспомнил с чего-то стихи Лермонтова про Бородино. Еще в школе учили. Тогда это как-то мимо души прошло, маленький еще был, глупый. А вот теперь прямо пронзило. Особенно вот эти строки про хвата-полковника:

И молвил он, сверкнув очами:

«Ребята! не Москва ль за нами?

Умремте же под Москвой,

Как наши братья умирали!»

Даже слезы навернулись. И от стихов этих мощных, да и от радости, что наконец-то прошибло…

Нет, думаю, не пропало во мне это чувство гордости за русских, за свою Отчизну… Вот же: когда что-то настоящее, великое, без лажи, пиара – еще как чувствую! До мурашек пробирает. Даже слово престиж кажется каким-то меленьким по сравнению с этим чувством. И не до собственной персоны уже, когда такая лавина тебя подхватывает.

А вот все эти нашенские голы, ракеты и прочие супер – уже не то. Тут по-прежнему никакого драйва, вялое равнодушие. Сколько ни голоси.

Может, это просто Лермонтов так сильно на меня действует?

 

 

Источник

Оставить комментарий